Поиск по сайту
Голосование
Вашему ребенку комфортно в школе (дет. саде)?
 

Популярное родителям



Дети и деньги. Карманные деньги у ребенка… или пять копеек на метро

(0 голоса, среднее 0 из 5)
Детский портал "Сашенька" - Родителям

Дети и деньги. Карманные деньги у ребенка… или пять копеек на метро

Ребята стояли в вестибюле метро около разменных автоматов - два хорошо одетых мальчика. Одному лет двенадцать, другому - около десяти. Я опустила пятнадцатикопеечную монету в щель автомата, получила пятаки, и тут старший обратился ко мне: "Простите, пожалуйста, вы не можете дать нам два пятака? Мы не там вышли". Потом мы вместе спускались на эскалаторе, и братья рассказали: едут домой от бабушки. Мама дала на дорогу туда и обратно. А они на новой квартире недавно, еще не привыкли. Зазевались и не там вышли. Вот такой строгий регламент: пять копеек на метро да четыре на троллейбус. Итого - девять. Туда и обратно - помножить на два... Хорошо или плохо? Правильно или неправильно?

 

 

 

Защитники чистоты детских карманов от денежной "скверны" выдвигают ряд аргументов: "Пока учится в школе, ни копейки карманных денег. Карманные деньги считаю лишними первый шаг к транжирству"; "Волнуют карманные деньги, особенно у старшеклассников. Как родители не понимают, что вредят детям. Те привыкают к легкой копейке".

Думается, здесь сказывается односторонность взгляда. Все зависит от разумного подхода, от чувства меры. Да, в последние годы можно наблюдать, как некоторые подростки небрежно разменивают рассованные по карманам "трояки" и "пятерки", и это действительно открывает дорогу безответственности и мотовству. В одной из статей приводился такой факт: девочка взяла за правило возвращаться из школы не иначе как на такси. Но виноваты в этом не карманные деньги, а слишком щедрые, практически неограниченные карманные деньги. Думается, однако, что подобные излишества при том даже, что уровень благосостояния быстро растет, еще не стали самым типичным явлением жизни, и вопрос, который волнует большинство родителей, формулируется не так: "Давать или не давать в неограниченном количестве". Давать или не давать вообще? Сколько давать? Когда? Как? Вот над чем задумываются, а порой и бьются родители.

Но вернемся к тем, для которых все очень ясно. "Никаких денежек! Сама иду в августе за школьными принадлежностями". Но что даст ребенку этот стерильнобрезгливый принцип? Думается, прежде всего беспомощность в практической жизни. И оказывается, в некоторых семьях такая максимальная несамостоятельность детей и "безденежье", возведенное в принцип, продолжаются чуть ли не до совершеннолетия.

В семье двое детей - шестнадцати и двенадцати лет. Из родительской анкеты: "У них денег никогда не бывает, и они их не просят". Остается с беспокойством и сочувствием гадать, как живут эти подростки? По другой анкете можно более или менее ясно представить себе самочувствие детей и отношения при таком сугубо строгом режиме. Детям шестнадцать и восемнадцать (!) лет: "Случается, что тратят небольшие суммы по собственному усмотрению. Каются. Но такие поступки время от времени все же повторяются". Как им не повторяться! И можно ли считать здоровой обстановку неизбежных прегрешений и постоянных покаяний сомнительной искренности? Хорошо ли, чтобы покупка каждой самой незначительной вещи - тридцатикопеечной ручки, двадцатикопеечного зеркальца или заколки-розочки для волос - была сопряжена для пятнадцати-шестнадцатилетнего человека с целой процедурой объяснений, извинений, предупреждений. Вероятно, следует нам, взрослым, в данном случае, как и во всех своих сомнениях, мысленно ставить себя в положение ребенка. Каково это было бы нам? И не в ту пору, когда мы сами были детьми, а в нынешнюю, с ее возросшими потребностями, с ее значительно большей свободой в обращении с деньгами. Этой-то поправки не хотят делать многие. "Что это еще за свобода? - возразил строгий папа. - У меня в пятнадцать лет в кармане копейки не было. И у товарищей моих тоже. Мы от этого не страдали". Действительно, такая была жизнь. В ней порция мороженого была радостным событием. А сейчас жизнь другая. И у товарищей, у многих, копейки в кармане есть. Что если семикласснику понадобилось что-нибудь для занятий? И даже кружку квасу захотелось выпить. У товарищей шесть копеек есть, а у него карманы чистые. И один раз так, и другой в том же роде. Строгий папа так и вспыхнул: "Мало ли что у товарищей есть и что ему захочется! Сегодня кружку квасу, завтра - кружку пива... А дальше что?!"

Да, многих и не без оснований волнует именно это: на деньги подросток может купить не только школьно-письменные принадлежности, не только мороженое и конфеты, которые перед обедом портят аппетит... Неустойчивый подросток и деньги. Как быть?

Вот достаточно полная картина, обрисованная в нескольких строчках безымянной анкеты: "Сыну пятнадцать лет. Были и есть трудности и конфликты. Теперь категорически изолировали его от денег. На проезд даем талоны. За обеды в школу сдаем деньги сами..." Не приходится объяснять, какая беспомощная отчаянность заключена в этих "решительных мерах", и как мало они будут действенны, и насколько "чреваты". Впрочем, тут же читаем подтверждающую худшие опасения красноречивую приписку: "Что если подростку не дают карманных денег, а у него появляются папиросы, новые ручки и другие неожиданные вещицы?"

Работники специальных школ для несовершеннолетних правонарушителей свидетельствуют: среди их воспитанников много именно таких ребят, которых в семье полностью лишали карманных денег. Вот рассказ Коли М. со слов его воспитательницы: "До пятого класса рос у дедушки с бабушкой. Они давали и на мороженое, и на кино. Копеек двадцать оставляли на всякий случай. Потом взяла к себе мать, и ни копейки лишней не давала. Потом стал часто отбирать у малышей. Воровать начал". Папиросы и вино - все это было у Коли М. уже позже. А началось с озлобления и протеста. Они привели его к насилию, насилие же развратило и открыло дорогу другим порокам.

"Ну так что же, - спросит строгий папа, - выходит дело, надо давать, давать, давать, только, ради бога, ни у кого не отнимай и не воруй?" Нет, не так. Надо понять и признать, что в семейном воспитании "экономические рычаги" имеют всего лишь вспомогательное значение. Если подросток или юноша лишен духовных устремлений, если неправильно формируются его нравственные принципы, если его потребности убоги или низменны, -мы не исправим дела той или иной системой регулирования мелких расходов. Лишим юнца карманных денег - встанет на нечестный путь, попытаемся предупредить это, "обеспечивая потребности", - потребности станут расти, как поганые грибы под дождиком. И потому надо заботиться прежде всего о нравственном, интеллектуальном и эмоциональном воспитании ребенка.

"Ах, эти общие слова", - вздохнет грустная мама, которая не знает, ну просто не знает, давать или не давать своему Володе три рубля в зарплату, как дает приятельница своему Андрюше. Приятельнице хорошо, ее Андрюша чудный мальчик. Он свои деньги потратит на книгу, на марки, ну, на лакомство. А Володя - он неплохой, но его могут "подбить" даже на бутылку.

Что ж, если пятнадцатилетнего Володю книга не очень тянет, а соблазнам "взрослого времяпрепровождения" он подвержен, ему, наверное, не стоит пока что давать единовременно достаточно большую сумму, но и "зажать", лишив совсем карманных денег, нельзя.

Многие родители придерживаются системы так называемых "целевых" денег на мелкие расходы. Дают на билет в кино, в театр, на школьно-письменные принадлежности, на подарок товарищу к дню рождения. Если такие выдачи не сопровождаются слишком скрупулезным расчетом, если родители дают некоторую, пусть небольшую сумму сверх стоимости билетов, подарка, транспорта, можно считать, что у ребенка есть карманные деньги. И все-таки подросткам (если к тому нет особых "противопоказаний") лучше выдавать определенную сумму на определенный срок.

И снова тревожная мама: "А вдруг он на оставшиеся копейки купит не конфету, а сигарету?" Мы понимаем мамину тревогу. Только от сигареты не убережешь "копеечной блокадой".

Несколько слов специально о коллекционерах. У детей, собирающих марки, значки, открытки, есть постоянная статья расходов. Естественно, что родители, коль скоро они соглашаются с тем, что ребенок занимается коллекционированием, должны иметь в виду эти расходы ребенка. Иногда возникает противоречие. Ребенок собирает, скажем, открытки, но не имеет права без специального разрешения их приобретать и не имеет для этого никаких возможностей. Можно ли согласиться с такой установкой? "Я не совсем удовлетворена поведением дочери. Ей одиннадцать лет. Собирает марки и открытки. И несмотря на то, что ей запрещено делать покупки самостоятельно, иногда покупает что-нибудь для коллекции на деньги, которые ей дают на сок или на мороженое". Наверное, все-таки детям-коллекционерам следует предоставить большую свободу пополнять свои коллекции и выдавать для этого деньги, а также позволить иной раз пожертвовать и соком и мороженым ради своего хобби.

Мы до сих пор намеренно ставили акцент на уважении детских потребностей, на необходимости признать за детьми и в особенности подростками определенную, хотя вполне умеренную свободу в пользовании деньгами. Но вот такой диалог: "Мам, дай скорее копеек пятьдесят, я спешу!" - "Зачем тебе?" - "Нужно". - "Только вчера рубль брал..." - "Ну и что?" "То что хватит!" В ответ высокомерно-презрительное: "Полтинника пожалела..."

Все здесь из рук вон плохо - и раздраженно-безвольная позиция матери, и неуважение сына к ее праву контроля за его занятиями, развлечениями, расходами и к ее трудовым деньгам.

Или такой факт. В седьмом классе девочки собирали по рублю к дню Советской Армии мальчикам на подарки. Не прошло двух недель, стали снова собирать по рублю на подарок учительнице к дню 8 Марта. А накануне праздника решили "скинуться" еще по рублю - отметить "свой женский день". Две девочки отказались, объяснили: "Нам неудобно опять просить у родителей денег". И остальные пятнадцать выразили им свое презрение: "Подумаешь, рубль! Вы не беднее остальных!" Возможно, они были не беднее. Они были деликатнее.

"Подумаешь, рубль!", "Подумаешь, полтинник!" - такая "широта взгляда", к сожалению, не редкость в среде подростков, особенно в семьях, где достаток выше среднего. Между тем такая "широта" одинаково недопустима, вредна для всех детей, каким бы ни был бюджет семьи. К сожалению, некоторые родители как-то даже стесняются пресекать ее проявления, и в ответ на развязное: "Тебе что, жалко?" они спешат доказать, что "нет, вовсе не жалко". Давайте посмотрим правде в глаза: когда мы пасуем перед развязностью и наглостью, это не деликатность, это обыкновенная трусость. Когда же мы пасуем перед развязностью собственных детей - это трусость преступная.

В таких случаях, жертвуя их порядочностью, мы покупаем себе покой.

В ответ на вопрос анкеты: "Что вы считаете важным для данной темы?", некоторые родители посоветовали: "Следует обратить внимание на то, в какой форме ребенок обращается с просьбой о деньгах, и на то, как он реагирует на возможный отказ родителей".

Разумеется, совсем не нужно, чтобы ребенок выражал свою просьбу в какой-то униженной форме. Это даже неприятно и больно представить себе. Но небрежный, а то и приказной тон, безусловно, допускать нельзя. Что же до реакции на отказ - она все-таки больше всего зависит от того, как выглядит этот отказ. Грубый или немотивированный отказ вызывает ответную грубость и раздражение. Если же раздраженная реакция подростка не спровоцирована обидой, если в ней скрывается устойчивое "подумаешь!" -значит, в воспитании ребенка мы уже давно упустили нечто очень важное: уважение к себе, к своему труду, к своему трудовому рублю и к своему слову.

Кстати, надо иметь в виду не только то, как родители отказывают детям в их просьбе о деньгах, но и как ее удовлетворяют. В одной из анкет подчеркнуто: "В нашей семье деньги детям выдаются только в доброжелательной форме". Это исключительно важно. Иной раз лучше отказать, чем удовлетворить просьбу подростка, сопровождая ее сетованиями и ворчанием. О, эти "На тебя не напасешься!", "Сколько можно тянуть?", "У меня не монетный двор", и "У меня не банк", и... Право же, горечь и унижение, какие испытывает подросток, которому в придачу к родительскому рублю приходится получить этот "словесный гарнир", отнюдь не укрепляют в нем уважение к нам и не помогают ему оценить наши жертвы. Это только отчуждает от нас ребенка, отравляет его душу почти мстительным желанием поскорее иметь "свои".

При этом поимеем в виду, что хотя в нашем обществе экономическая зависимость в семье носит далеко не тот абсолютный характер, как в былые времена, все же дети в значительной степени зависимы от родителей экономически. Их поят, их кормят, их одевают, им дают. До поры, пользуясь не слишком привлекательным термином, принятым в системе социального обеспечения, дети в семье являются "обеспечиваемыми". А в отношении к "обеспечиваемым" обязательна повышенная деликатность.

Да что ж это получается? С одной стороны, родители, научите детей уважать родительский кусок хлеба и не забывать о благодарности, с другой соблюдайте "повышенную деликатность..." Именно так: с одной стороны и с другой стороны. Если бы только "с одной стороны", то была бы не жизнь, а плоская, совсем примитивная картинка.

И еще - к вопросу о деликатности.

"Мама, ты можешь мне сегодня дать рубль? Мы хотели вечером пойти на "Калину красную". У мамы хмурится бровь: "Калина красная" в одной серии". "Но ты же знаешь..."

Мама знает, что "мы" - это ее Костя и Алена из параллельного 9-Б. У них не такие уж ровные отношения, и Костик то подавлен, то радостно возбужден. И тогда в его речи появляется это счастливое "мы". Вот бы и воздержаться маме от ненужного: "Вы еще пока что дети, а не кавалер с барышней". Они еще дети и уже не дети. И маме надо бы понять: ему действительно нужно подойти к кассе самому и купить два билета - для девочки и для себя. Хотя он еще и не самостоятельны и.

Карманные деньги, то есть деньги, которые но имеют определенного целевого назначения, оказывают и прямое воспитательное влияние. На одной из родительских конференций об этом говорил заведующий кафедрой педагогики Калужского педагогического института доцент Д. М. Гришин. "Без свободы нет ответственности. Если ребенок регламентирован до копейки, он не научится быть экономным. И он не научится быть щедрым".

В самом деле, может ли сравниться ценность подарка, сделанного ребенком на сбережения от мелких расходов, с тем, который куплен к дню маминого рождения на деньги, выданные папой, а к дню папиного рождения - на деньги, полученные от мамы? У моей знакомой есть авторучка, самая обыкновенная, рублевая - подарок внука к празднику. Денег у родителей он на этот подарок не получал. В чем-то себе отказал, сэкономил из того, что ему давали на мелкие расходы, не требуя отчета до копейки. А одна мама получила от своего девятилетнего сына в подарок танк, хороший заводной танк. Это тоже потребовало от дарителя готовности кое в чем себе отказать. Но как могла бы проявиться эта готовность, если бы у него совсем не было денег, которыми он волен распорядиться по своему усмотрению?

Есть еще один вопрос, связанный с карманными деньгами, который требует внимания. Начну с высказывания одного родителя: "Дети должны получать деньги на карманные расходы за помощь по дому, а не просто как подарок". Аргумент такой: "Чтобы не рос тунеядцем". А что если вырастет делягой? Уплатит больной дед десять копеек "за услугу" - принесет из аптеки лекарство, не найдется у деда монетки - стакан чаю не подаст...

Впрочем, иногда взрослые спешат оплатить "наличными" услуги, оказанные им детьми, руководствуясь каким-то искаженным чувством деликатности и благодарности. Вот эпизод: Юрику десять. Вернулся домой усталый, голодный, довольный... Оказывается, вместе с товарищем два часа чистил снег. "Дворнику помогали. Он, знаешь, уже старый, ему трудно. Вон сколько снегу нанесло!" У матери теплеют глаза. А Юрик бежит в переднюю и из кармана куртки достает рубль: "Вот! Один мое дал, другой Толику!" Мама неприятно поражена: "Значит, вы за деньги нанялись дворнику помогать?" - "Да нет, мы просто так, а он нам, когда уходили, денег дал". Ведь вот человек ничего плохого не хотел, хотел просто отблагодарить ребятишек. Не подумал только, что в следующий раз эти славные мальчуганы, может, уже не просто так помогут, на рублик станут рассчитывать.

Случай не единичный. Сын нарубил соседке дров. Здоровый пятнадцатилетний мальчик с удовольствием помахал топором. Благодарная соседка сочла, что сказать "спасибо" будет недостаточно - вручила смущенному парню три апельсина. Он же починил другой соседке плитку - был награжден двумя румяными яблоками. Милые люди, не надо. Давайте детей угощать и привечать, будем с ними добры и щедры. Но не мешайте им делать для вас добро "просто так", не глядя в руки и принимая идущее от сердца "спасибо" как самую дорогую плату. Когда же этому и поучиться, как не в детстве, как не в ранней юности?

Но вернемся к отношениям внутрисемейным. У предложения оплачивать детям их участие в домашнем труде, разумеется, не нашлось сторонников. Довольно решительно выступили родители и против оплаты учебной работы, которая принята в некоторых семьях. "Нам очень не нравится, когда детей награждают за хорошую отметку. Надо воспитывать в них желание учиться не ради денег". Действительно, в иных семьях на отметки установлен прямо-таки прейскурант: на пятерку цена, естественно, самая высокая, тройка идет "подешевле", двойка плоха тем, что вовсе не приносит барыша... И все же, как это чаще всего бывает в деле воспитания проблема не решается однозначно. Послушаем еще некоторые высказывания родителей.

"Если я вижу, что сын всю неделю добросовестно занимался, если он старался в чем-то помочь по дому, был вежлив и внимателен, мне хочется доставить ему в выходной день побольше удовольствий. Это может быть билет в театр или просто деньги, которые сын потратит по своему усмотрению, на кино, театр или поездку за город. Знаю, что ни на что плохое он деньги не потратит. Но если парень ленился или недостаточно хорошо себя вел, считаю ненужным и вредным с тою же щедростью оплачивать его развлечения. Подростку все-таки надо понимать, что развлечения и удовольствия должно заслужить добросовестностью в труде и порядочностью в поведении".

Что тут можно возразить? И надо ли? По-видимому, в определенных формах материальное поощрение для ребенка, в особенности для подростка, совсем не вредно. Разумеется, не в виде оплаты за отметку или за услугу. Но в виде оценки его усилий, как заслуженная награда за неделю, четверть, полугодие или целый учебный год добросовестного, напряженного труда.

Знакомая девочка старшеклассница рассказала: "Наш класс дружит с болгарскими ребятами. В летние каникулы от нас пятнадцать человек поедут в Болгарию. По путевке, за деньги. Мама сказала: "Кончишь без троек поедешь".

Правильно? Думаю, правильно. И тут же сомнение: а вдруг какая-нибудь случайная, "шальная" тройка? И такое глубокое огорчение, такая большая потеря... Ну, "шальные" тройки за год учебы - редкость, и, кроме того, будем надеяться, в этом случае родители все же будут руководствоваться не сугубо прямолинейной "принципиальностью", а чувством справедливости.

Итак, в решении вопросов, связанных с карманными деньгами и с материальным поощрением детей, как и в решении всех вопросов воспитания, следует руководствоваться не догмой, а принципом целесообразности и гуманности.


загрузка...

Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
загрузка...